Алексис Андрей Николаевич (aalx) wrote,
Алексис Андрей Николаевич
aalx

Categories:

Неудобный человек – классовый конфликт

Фильм «Неудобный человек» относится к категории незаметных производственных драм, бездарно задуманных и бездарно снятых. Из «звёзд», снявшихся в фильме выделить можно только Олега Янковского — секретаря заводского парткома, правильного-правильного, как всё советское. Остальное серо. Слабый фильм слабого режиссёра.

(1978, СССР, режиссер Владимир Довгань, сценарий Александр Гельман, Павел Мовчан)

2 серия:


Однако, сюжет привлекает наше теперешнее внимание ввиду вложенного и глубоко запрятанного смысла. Сюжет традиционный для любой советской производственной драмы. Одни товарищи хотят жить по-старому, по-прежнему, а другие товарищи хотят сделать по-новому, по-правильному. И между ними разгорается конфликт, разносящий вдребезги производственные отношения и грозящий сорвать выполнение плана. И вроде бы ничего необычного. Но меня заинтересовало.

На заводе ЧП. В малотиражке (в СССР каждое предприятие и учреждение издавало газету) появилась статья про некий «эксперимент» одной бригады. Секретарь парткома (главный герой — Янковский) заметку пропустил (в смысле вовсе не заметил при цензурировании) и получил втык от директора. Потому что в конце заметки некий рабочий делает вывод, что завод НА САМОМ ДЕЛЕ может выполнять 2 (два!) плана. Если наладится ритмичное безавральное (традиционный порядок работы советских предприятий — аврал и сверхурочные в конце планового периода) снабжение заготовками.

И началось! Редактора малотиражки выволокли «на ковёр» к директору, начали карами грозить вплоть до увольнения. На бригаду «экспериментаторов» натравили начальника цеха. Первый вопрос, с которым начали приставать расследователи (нач.цеха и нач.участка) к бригаде — ОТКУДА ВЗЯЛИ заготовки? Каким таким способом рабочие накопили достаточно для двойного выпуска продукции заготовок? Кто пособничал? То есть, начальство интересовало в первую очередь не существо дела, а «как посмели». Ну, нарушение заведённого порядка, конечно было. «Расследование» показало, что заготовки накапливали несколько месяцев, списывая как брак и пряча в противопожарном ящике с песком. В нужный момент их извлекли и сделали цеху два плана.

Второй вопрос, интересовавший начальство — «нафига». Зачем рабочим понадобилось экспериментировать таким образом? Чего они добиваются? В перепалке выяснилось (или показалось), что рабочих не устраивает нешевеление начальства по поводу обладания заводом незагруженных мощностей. Осознав, что рабочие посягнули на властные прерогативы начальства, нач.цеха и нач.участка начали кампанию по дискредитации бригады и грубому давлению на отдельных её членов. Главного смутьяна, расчётами доказавшего реальные производящие мощности цеха, убрали прочь, перевели в разнорабочие. От бригады требовали выдать подельников, снабжавших бригаду заготовками. В ответ бригада подала заявления об увольнении, вызвав скандал.

Лишиться целой бригады работников — лишиться выполнения плана. Ибо быстро заместить ушедших в реалиях СССР невозможно, безработных на бирже труда нет. Рабочих поодиночке, шантажируя и уговаривая упрашивают забрать заявления. «Смутьяна» уволили враз, без задержек и надеялись, что всё успокоится. Но рабочие снова и снова требуют ответа на вопрос, будет ли исправлено положение с неритмичным снабжением заготовками и корректировкой плана. На который начальники категорически не желают отвечать.

Секретарь парткома тоже интересуется у директора, что там с планом и заготовками? А директор в конце концов объясняет, что план маленький именно из-за того, что литейка поставлять достаточно заготовок не может. И это всех устраивает. Цех имеет возможности делать вдвое больше, но для этого нужно идти к министру и просить-требовать расширять литейку. Чего директор не хочет и откровенно боится. Такая вот «загогулина».

Отменять приказ о переводе «смутьяна» на другой участок (явное гонение на критику) нач.цеха не желает, а директор завода боится (такое трусливое существо). Конфликт обостряется. Нач.цеха чувствует своим волчьим нутром, что под его тёплое кресло и спокойную жизнь, полную авралов и штурмовщины, где он оказывается незаменимым и обласканным, идёт подкоп. Наглое быдло возжелало рулить производством само. И поэтому его позиция самая жёсткая. Укротить и не позволять. Иначе — крах всему. Он готов даже подставить цех и завод на грань невыполнения плана, но от принципов отступаться не намерен.

Итак, в этом фильме, может быть не впервые, но очень обнажённо показан основной конфликт и противоречие позднего социализма в СССР. Конфликт между общественным характером производства (бригада) и частным характером управления (нач.цеха). И произошедшее на безымянном заводе — частный эпизод классовой борьбы. Которая, как утверждал товарищ Сталин, с укреплением социализма, только обостряется.

Эта борьба рабочего класса и других трудящихся против класса начальников временами приобретала очень ожесточённые формы. Многим памятен расстрел рабочих в Новочеркасске в 1962г. Оказалось, что единство партии и народа, а также армии и народа, проявленные совсем недавно в Великой Отечественной войны — фикция. Очень просто секретарь горкома отдал приказ стрелять, а солдаты советской армии очень просто этот приказ выполнили. Суд, конечно, встал на сторону правящего класса, в происшедшем обвинили самих расстреливаемых, вожаков казнили-посадили, рабочему быдлу дали наглядный урок, кто в стране хозяин.

Фильмов, пьес и книг на сюжет конфликта рабочих с начальниками было много. «Премия», «Сталевары», «Битва в пути». Робкие напоминания о классовом конфликте, проявляющиеся в непонятных производственных драмах конца 70х — фига в кармане прокоммунистической интеллигенции. В отличие от диссидентуры и антисоветчины, её придавливали и заметали веником в угол все годы хрущевизма-брежневизма. А с воцарением Горбачёва — забили насмерть. Любые конфликты народа с начальством дозволялось отныне рисовать исключительно как конфликт с советской властью и коммунистической идеей. Типа вроде того, что гнёт начальников — неотъемлемое свойство коммунизма, что сапог на лице трудящегося — навечно. И только свержение государственного строя с реставрацией «свободы» буржуинства даст освобождение от начальников.

Освобождения не случилось. Вместо власти начальников, очень ограниченной советскими законами и обычаями, трудящиеся получили власть наглых буржуа-бандитов, не сдерживаемую ничем. И классовую борьбу партократии-олигархата против трудящихся, уже разучившихся оказывать организованный отпор. Массовых расстрелов не было, но массовый индивидуальный террор — во всей красе.

При чаемом нами восстановлении народовластия и социалистического жизнеустройства в СССР-2.0 нам предстоит ещё в переходном периоде чётко и жёстко предпринять меры против воссоздания правящего класса начальников, применяя принципы Парижской комуны, где управлять всеми делами делегировались представители рабочих коллективов, ими выдвинутые и им подотчётные. С непременной ротацией обратно в коллектив и обратно на рабочие должности. Чтобы не «застревали» товарищи руководители в одном на всю жизнь классовом состоянии. И не образовывали правящий класс, отдельный от класса трудящихся.

Также необходимо и прямое управление собственными делами от трудовых коллективов, контроль и надзор за работой специалистов советами народных депутатов. Каковые советы тоже надлежит ротировать и обновлять непрерывно.

Представим себе ситуацию из фильма в реалиях СССР-2.0. Молодой рабочий, студент-рабфаковец, видит неполадки на производстве, делает расчёты и приходит к выводу, что неполадки можно прекратить, если на надзаводском уровне добавить производство заготовок. Он обращается к начальнику цеха с расчётами и предложением, одновременно, обсуждая сделанное с бригадой. Начальник цеха в силу личных причин не придаёт предложению «мальчика» значения и „кладёт под сукно”. Трудовой коллектив бригады, не видя реакции, официально на собрании запрашивает у начальника цеха, что тот намерен делать. Начальник цеха признаёт несовершенства в организации работы цеха, но пеняет на внешние обстоятельства, которые ему неподвластны. Совет цеха выносит начальнику цеха предупреждение о неполном служебном соответствии и выносит вопрос на совет завода. Одновременно по инициативе всё той же бригады решает провести эксперимент по полной загрузке производства, для чего накопить за несколько месяцев нужное количество заготовок. Совет завода санкционирует эксперимент, запрашивая у литейщиков дополнительные заготовки через их совет завода. Эксперимент проходит успешно, показатели производительности показывают значительный незадействованный резерв. Дело за литейщиками. Совет литейного завода выносит запрос о расширении производства к своей дирекции. Та инициирует предложение в Госплан. Через год в литейном заводе появляется новый участок с современным оборудованием, вопрос разрешён.

Всё это время советы трудовых коллективов отслеживают состояние продвижения решения. Тех начальников, которые не очень расторопно содействуют решению отвтавляют в сторону, заменяя на новых. Ситуация, когда директор завода боится главка больше, чем своих рабочих, а начальник цеха — маленький царёк, НЕВОЗМОЖНА. Совет трудового коллектива вышвыривает таких в момент обратно в слесарную бригаду. Тем более, что рабочих, уже имеющих достаточное образование и даже опыт управления производством на заводе достаточно. Управление любым подразделением производства осуществляется тройками. Директор — заместитель — стажёр. После ротации директора им становится зам. Стажёр — соответственно замом. В стажёры же совет назначает нового человека, возможно без отрыва от основной работы.

До встречи в СССР-2.0!
Tags: СССР-2.0, кино, классовая борьба, рецензия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments