Алексис Андрей Николаевич (aalx) wrote,
Алексис Андрей Николаевич
aalx

Category:

Возможно ли построение подлинно социалистического общества?

Варга
Я пишу это потому, что не могу преодолеть горестной озабоченности. Передо мной встает вопрос, составляющий содержание всей моей жизни: возможно ли построение подлинно социалистического общества? В сущности, это вопрос о том, возможен ли вообще переход от общества, основанного на принципе оплаты по труду, общества, в котором, хотя и обобществлены средства производства — а значит, невозможна капиталистическая эксплуатация, всё же сохраняются сходные с капиталистический обществом различия в реальном распределении доходов [пусть и сглаженные] — к коммунистическому, т.е. действительно социалистическому общественному порядку?

Никогда у нас не говорилось и не писалось так много о «коммунистической морали», о формировании «коммунистической личности», как сейчас. Никогда не было таким вопиющим противоречие между официальна провозглашенной идеологией и действительными отношениями между людьми, как сейчас. За редкими исключениями каждый человек в Советском Союзе стремится к тому, чтобы увеличить свои доходы. Как и при капитализме, это составляет главное содержание жизни людей. Если бы речь шла только о тех широких слоях населения, месячная зарплата которых составляет 30-80 руб и для которых такое стремление [вследствие нужды] понятно и простительно; но когда то же самое делают люди с достаточными доходами, — это несовместимо с социализмом!

Построение общества исключительно на принципе «вознаграждения по труду», те на корысти, спустя 46 лет после Октябрьской революции ведет к глубокому моральному разложению советского общества. Люди, включая высший слой бюрократии, стремятся повысить свои доходы не только посредством больших трудовых усилий, но и с помощью всяких Средств: обкрадывания государства, спекуляции (Смирнов, секретарь Крымского обкома), выдачи военных тайн (Пеньковский), кражи личного имущества, вплоть до присвоения чужих рукописей [и идей]; и все это — начиная со школы. Описание всех изощренных методов мошенничества, с помощью которых имущество и доходы государства (и других социалистических организаций) попадают в руки частных лиц, потребовало бы многих томов.

Как можно положить этому конец? Можно ли наполнить принцип распределения по труду коммунистическим содержанием? Вообще — совместим ли на долгий срок принцип собственности с социализмом?

Но откажутся ли верхи от такой жизни, при которой их обслуживает целая орава в сто человек, станут ли они обслуживать себя сами? Ведь ясно, что при коммунизме никто не может быть слугой другого (за исключением врачей, медицинских сестер и т.п.)

Мыслим ли вообще переход к коммунизму от нынешнего, морально разложившегося общества, с тысячекратными различиями в доходах и бесчисленными привилегиями?

Или нынешнее состояние вечно?

Я умру в печали.

1963г.

© Академик Е.С.Варга «Вскрыть через 25 лет»
Проблема материального интереса при социализме как показали «25 лет», не была ни разгадана, ни решена. Если в сталинские суровые годы планомерно и последовательно эта сторона человеческой жизни неуклонно вытеснялась на периферию, то после хрущёвского переворота «реки повернуты были вспять». Академик Варга, видный советский экономист, увидел этот поворот. Узрел перерожденчество правящей элиты, но в силу своей толи профессиопальной деформации, толи из-за опаски глубоко вникать в первоистоки марксизма, ничего в нём не понял.

1. Как Сталин вытеснял меркантилизм

Всем известно широко и достоверно, что в послевоенные годы каждого 1 апреля объявлялось о снижении цен на целый ряд товаров. И малоизвестно, за счёт чего, как и зачем это осуществлялось. Также малоизвестно, что рынок (и колхозный, продуктовый, и барахолка, вещевой) при Сталине не просто существовал, а процветал. И даже (ужас «марксистов»!) работали свободно кооперативы, кустари-частники и кое-где крестьяне-единоличники. То есть, значительная доля потребностей населения удовлетворялась рынком, на вполне частных коммерческих началах.

[В нашем посёлке за одним магазином до сих пор закрепилось прозвище «коммерческий», хотя по факту коммерческие они уже все.]

Что же делал Сталин для ежедневного убивания рынка, жажды наживы и товарно-денежных отношений между людьми? Он так руководил советским народным хозяйством, чтобы самые необходимые народу вещи и продукты производились во всё больших количествах, приближаясь к достаточным, а трудозатраты на их производство неуклонно снижались. Выпустили достаточно тканей — снизили цену. Научились делать ткани менее трудоёмко — снизили цену. И так ежегодно. В результате частники и кооперативы, тоже выпускающие ткани, конкурировать с народным хозяйством не могут и меняют профиль деятельности. Вытесняются. А трудящиеся СССР теперь имеют достаточно тканей и платят за них меньше денег. Притом, эти деньги достаются не частнику, а государству.

А почему, собственно, производители товаров народного потребления вообще стремились делать больше и снижать себестоимость? Что их двигало? Одно только вечное «даёшь!»? Нет. Не только. За успехи и достижения по снижеиню себестоимости продукции людей, к этому причастных, награждали солидными премиями. С самого изобретателя-рационализатора, и всех его помошников. Поэтому все рвались таким людям помогать. И не страшились срезания расценок и прочих нападений на свой карман. Потому что при Сталине такого не было. Снижение расценок точно и чётко увязывалось с действительным увеличением производительности труда, не превышая его. Таким образом, рабочие от каждого подъёма производства чутьчуть выигрывали.

Казалось бы, парадокс. Как, используя материальное вознаграждение, Сталин боролся с меркантилизмом и мелкобуржуазностью? А кто сказал, что оно было только материальное? Передовики производства за достигнутые успехи не только деньгами награждались. Им ещё доставался всякий почёт и уважение. Со значимыми свидетельствами его — от почётных грамот (которые просто так не разбрасывали кому попало) до орденов и сталинских премий. Деньги премии потратятся, а орден и почёт — останутся на всю жизнь.

Итак, по мере развития сталинского социализма, частник и рынок постепенно вытеснялись. Также из сознания людей вытеснялись и чисто меркантильные критерии значимости человека. Вернее, существовала привязка материального достатка человека к его трудовым достижениям. Богат писатель, лауреат сталинской премии. Богат полярник, герой Советского Союза. Богат стахановец, собравший рекордный урожай и потому герой Социалистического труда. Но не хапуга-делец, не спекулянт, не бюрократ. За ними права на материальный достаток не признавалось ни народом, ни государством. И изобильные траты служили приманкой для органов ОБХСС. Что, конечно очень угнетало хапуг-расхитителей. Деньги есть, а обнародовать их нельзя.

2. Привилегии

Высшая бюрократия, о которой пишет Варга, не имея возможности выпендриваться нахапанным богатством, придумывала себе другие способы. Если нельзя за деньги, то нужно это делать бесплатно. Пользуясь служебным положением, бюрократы придумывали себе способы потреблять блага, недоступные простым труженикам. Ограждая их не высокой стоимостью, а статусом. Писали разнарядки «специального распределения», где чётко было указано, кто, какого уровня должности имеет право получать из спецраспределителя определённый ассортимент благ. Были закрытые санатории и пансионаты, для каждого слоя номенклатуры разные. Были госдачи и служебные квартиры, тоже разные для разного уровня. Сложилась даже не феодальная, а кастовая сегрегация социальных слоёв.

И дело тут не только в статусном потреблении. Фактически став правящим классом, партократия осознала свои интересы и таким вот отделением себя от народа намеревалась эти интересы отстаивать. Совершенно же превратиться в касты, им мешало одно досадное обстоятельство. Пока существовал Сталин, никто из отпрысков высшей номенклатуры и мечтать не смел самому в эту номенклатуру попасть. Все сыновья и дочки высших бюрократов либо работали в народном хозяйстве (максимум что могли сделать родители — дать образование), либо служили в армии. Многие погибли на войне. Уж как старались вытянуть в «высший свет» Василия Сталина — ан нет, ни в ЦК, ни в Правительство затащить никак не удалось. Создать династию не получилось. И создать прецедент передачи привилегий по наследству тоже.

3. Как могло идти к коммунизму советское общество

Совершенно понятно, что номенклатурный социализм к коммунизму идти не может. Наоборот, он быстро или медленно обязан был пойти к капитализму или даже сразу в феодализм. Сохраняя красный флаги и серпомолоты. Собственно это движение и началось сразу после устранения Сталина и Берии. Но как на самом дел мог СССР вывернуться и дойти до коммунизма, если бы начала сталинской системы продолжили сохраняться?

И при беглом анализе становится понятно, что номенклатурный класс управленцев необходимо упразднять как можно скорее и как можно радикальнее. Неясные слухи о том, что Сталин именно это намеревался сделать, передав управленческие полномочия от партии к органам народовластия, а затем таки проведя альтернативные выборы, которые не удалось протолкнуть в 1937г. — только слухи. Возможно, что нечто подобное Сталин замышлял. Но сделать сие ему воспрепятствовали самым простым способом. Неслучайно уничтожена библиотека, архив и все рукописи Сталина. Очень опасался правящий класс, что там найдётся некий намёк на идейное завещание.

Но допустим, что Меркулов не успел. Или что сам Сталин, осердясь, настоял на выходе из ЦК во время съезда. И после некоторого неспокойства рабочие и крестьяне вновь обрели прежнюю власть и влияние через советы народных депутатов, осуществляя диктатуру трудящихся — пролетариата и колхозного крестьянства. Что происходило бы далее?

А дальше — неизбежно продожалось бы совершенствование народного хозяйства и неуклонный рост производительности труда, обеспечивающий всё больший достаток населения. И вот, на рубеже 1960 года у всех всё необходимое есть. Очень много, очень дёшево, настолько дёшево и всегда, что люди перестают замечать свою потребность, удовлетворить которую — «всё равно, что выпить стакан воды». По планам Сталина, ввиду насыщения потребностей народа благами, количественный рост производства нужно прекратить и направить усилия на его совершенствоание. Также сокращается дефицит рабочих рук, а значит, можно сократить рабочий день. При высокой производительности труда производство благ всё равно достаточно. И встаёт вопрос: что дальше?

Сталин, как марксист-диалектик, хорошо понимал нельнейность всякого развития и неизбежность перехода количества в качество. Люди, лишённые дефицита и необходимости зарабатывать как можно больше, неизбежно качественно изменят свои потребности. И на первый план встанут потребности культурные — образование, спорт, искусство, наука. Некоторая часть населения, неразвитая культурно, может начать искать себе развлечения самого низменного свойства. И об этом необходимо заранее позаботиться. Опережающими темпами понадобится строить и организовывать для людей развивающие личность «развлечения», похожие на уже привычные, но тянущие человека вверх к новым культурным высотам. Главная цель — решительно поборотьь скуку и праздность.

Трудящиеся новой эпохи, отработав свой короткий рабочий день, в обязательном порядке (не потому, что приказали, а потому что стыдно на диване валяться) отправляются кто на учёбу, кто в спортсекцию, кто в кружок самодеятельности, кто в лабораторию общества любителей наук. И там, уже совершенно безвозмездно трудятся в охотку, кому сколько хочется. Постепенно первая работа — обязательная и за деньги — удет всё более сокращаться, а вторая — добровольная и бесплатная всё более довлеть. Когда, наконец, деньги совершенно утратят своё значение, а люди будут трудиться кто где захотел, самостоятельно — можно считать коммунизм наступившим.

4. Что сделать с номенклатурой?

Необходимо в первую голову отстранить от неконтролируемой власти. Поставить под жёсткий контроль Совета народных депутатов. А во-вторых, предпринять усилия по недопущению образования из управленцев нового правящего класса. Правящим может быть только клас трудящихся. Точка. А потому любой претендент на управляющую должность обязан перед тем отработать в народном хозяйстве по рабочей специальности не менее года. Да и потом, спустя три года отправлени должностных обязанностей по управлению чем-либо и кем-либо, снова должен на год вернуться в рабочие (или крестьяне) в прежний коллектив.

Третий тезис — нужно совершенствовать народовластие, не допуская слабины и поблажек управленцам. Если Совет берёт работу управленца-специалиста под свой контроль, то в обратную сторону — управленец никак не должен контролировать Совет. Ни избирать, ни избираться, ни еду в столовой разносить. Не должен Совет зависеть от управляющих действий специалиста ни в малейшей мере.

Совет народных депутатов — выборный орган. Он отличается от парламента тем, что ему принадлежит вся власть. И законодательная, и исполнительная, и судебная. И может быть — информационная. Для отправления всех прерогатив власти Совет создаёт из своего состава комитеты с переменным членством. С ротацией. А на совместном заседании всех комитетов Совет может принять к рассмотрению и решить любой вопрос. Как записано в Конституции.

Избирать Совет и переизбирать нужно почаще. Чтобы депутаты по креслам не засиживались. И аналогично управленцам надобно депутатам периодически обратно в свой цех на свой завод возвращаться гайки покрутить. А то товарищи забубут, как выглядит. Соответственно выдвигать и выбирать можно только того товарища, которого знаешь. Не знаешь, не видел, как живёт, как работает — не голосуешь. Чтобы не было как в буржуинстве — привезли дядю в запломбированном вагоне — «вот ваш депутат». А кто он, да что он — никто не знает.

Собственно вот и вся программа посттроения коммунизма в отдельно взятой стране. Можно много ещё расписывать разные частные аспекты становления нового общества, проблемы и опасности переходного периода, но это уже совершенно другая история.

Tags: Коммунизм, СССР-2.0, Светлое будущее, Советская власть, Советы, Сталин, Экономика социализма, власть, классовая борьба, коммунизм, пролетарская революция, социализм 2.0, утопия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments