Tags: Коммунизм

суровый

Защита Отечества

Собственно, публиковать заметки надо либо сразу после события, не теряя часа, либо "хранить молчание вечно". Но, будучи занять делами, сразу после митинга (того, который я подразумеваю под защитой Отечества) добраться до Интернета не удалось, едва до койки. Потому, спустя пару суток пишу не заметку и не очерк, а размышления.

1. Нафига.
Зачем, собственно, Я туда попёрся? Честно сказать, стало стыдно. Уже три митинга без меня прошли — спросят внуки, как дед защищал Отечество — отвечать будет нечего. Все (кто постарше) помнят тусовку вокруг Белого Дома в 1991, где героически сожгли пару БМП, ехавших мимо. Меня там не было. Потом все (те же) помнят бучу там же в 1993, когда Белый Дом сожгли четыре танка, ехавшие мимо, а стрелки Шарпа развлекались отстрелом русских туземцев. Меня там тоже не было, но толпы туземцев, досадовавшие своим неучастием в 1991, всё лезли и лезли на пули, дабы "поучаствовать". Теперь вот снова начинается тусовка, В четвёртый раз собирается Кургинян на нечто героическое, а меня там не будет?? Поэтому подгадал командировку под Д.З.О. и выкроил время. Исключительно для потусоваться и иметь возможность говорить потом: я там был.Некто на тусовке
2. А теперь серьёзно
На митинг я пришёл потому, что верю в то, что именно без меня митинг обойдётся, но именно я без участия в мероприятии не обойдусь. Также как без моих скромных усилий на малой части моей страны дело спасения Отечества может не обойтись. Имея способности, да не использовать их?
На митинге я не услышал практически ничего нового, чего не слышал бы уже от Кургиняна и других на видео. И не для меня эти речи предназначались, а для вербовки неофитов. Но митинг задаёт совершенно другой эффект, нежели одиночное смотрение видюх на диване. Возникает чувство. Чувство, что ты не один так думаешь, ты не один так действуешь, ты вместе. Потому особенно воодушевили выступления молодёжи, "совка не нюхавших", из самых дальних регионов страны. В них наша сила и надежда Отечества.

Когда сказали с трибуны, что мы — единственная надежда на спасение Отечества, я подумал, что не только. Не только своё Отечество мы можем спасти от распада и растащиловки на княжества. Но и весь мир — от "золотого миллиарда". "Дать миру шанс."© Если окончательно не станет России и русского народа, если окончательно не станет идеи нового типа развития, как всякое развитие прекратится вконец, и "лишние" 6 000 000 000 человек будут истреблены "самыми гуманными способами". Как это делается на практике  — было показано в Хатыни и Орадуре, Сонгми и Сараево, Уганде и Сомали.

3. Когда.
Все кандидаты в презики сулят блага несусветные, предваряя свои речения словом "если". "Если меня выберут президентом…" Даже "якобы красный" кандидат от К.П.Р.Ф. говорит то же, особенно налегая на экологию, враз позабыв про классовый гнёт и социальную несправедливость. Ну, не хочет папа Зю в презики! Как его ни тащи — упирается. Ни на митинг, ни на встречу, никуда.

Мы не будем говорить "если", мы будем говорить "когда". Когда мы получим доверие народа и станем властью, мы сделаем несколько шагов:

  1. Восстановим легитимность власти, нарушенную в 1993г., вновь соберём Съезд Народных депутатов и восстановим конституцию РСФСР.

  2. Как можно скорее изберём новых депутатов и создадим новый совет министров РСФСР, Госплан и т.д.

  3. Примем к исполнению чрезвычайную экономическую программу восстановления народного хозяйства. Ренационализируем бывшую общенародную собственность и недра. Закроем утечки через границу монополией международной торговли. Упраздним частные банки.

  4. Примем к исполнению стратегическую программу строительства Социализма2.0.

  5. Начнём переговоры со странами СНГ по восстановлению СоюзаССР. СССР-2.0.

  6. Перестроим Вооружённые Силы на основе всевобуча населения. Дополним Армию отрядами самообороны, подготовленными ДОСААФ. Восстановим ВПК

  7. Заменим полицию народной милицией — отрядами трудящихся, поочерёдно охраняющих порядок. Профессиональные полицейские останутся только в оперативно-следственной части и розыске.

  8. Примем меры к укреплению общинного жизнеустройства общества.

  9. Введём госмонополию на СМИ и всякую культурную деятельность при общественной цензуре.

И многое другое, что будем развёртывать детально по мере необходимости.

4. Почему

Мой дед — Комаров Павел Степанович, солдат Великой Отечественной, защищал мою Родину для меня и всех своих потомков. Теперь моя очередь сделать для них всё необходимое, не щадя сил, способностей и самой жизни. Вот потому.
суровый

Рассуждение об эволюции

(попытки понять)
_Алексис А.Н._
.2012

    0. Я не знаю, от какой обезьяны и каким именно способом через какие стадии образовался вид homo sapiens, но то, что сия эволюция шла одновременно с эволюцией социальной — мне очевидно. Биологическая эволюция протекает медленно, исчисляясь сотнями поколений. Социальная же эволюция перебрасывает всё общество в иное состояние уже в ОДНО поколение. Отсюда такая модель — быстрое скачкообразное изменение социума, а затем медленное биологическое приспособление вида к его реалиям вплоть до исчерпания несущей возможности природы.

    Например, после слома палеолита и революционного перехода к земледелию-животноводству человечество резко сменило образ жизни, рацион питания, трудовые навыки, состав семьи, принципы генетического отбора популяции. Биологически это всё тот же вид, а социально всё изменилось. Представьте, что стая волков превратилась в компанию сетевого маркетинга. И через множество поколений обзавелась лимузинами, смокингами и офисами.

    1. Происходящая в данный момент революция концептуально заключается в решении вопроса: кто когда и на каких условиях преодолеет пост-индустриальный барьер. С левой, красной, коммунистической строны взятие этого барьера прогнозировалось ещё Марксом, хотя ни сил, ни средств такого преодоления Маркс предугадать не мог. Не мог он также во всей полноте из своего XIX века даже предсказать силы и средства построения базиса мира индустриального. Не проявились ещё. Пролетариат марксова века хотя и начал поднимать голову, однако всвязи с полным разрушением в Европе общинного крестьянства иной опоры кроме самоё себя этот класс не имел. Отсюда нарочитая искусственность Парижской коммуны, погибшей в банальной войне за хлеб.

    Нынешний революционный класс офисного планктона аналогично не имеет «смычки» с промышленным пролетариатом и общинным крестьянством за неимением (всеускоряющимся исчезновением) таковых. И опять опору придётся искать в себе самом, и опять потерпеть поражение.

    2. Основа жизни человеческого общества всё-таки по прежнему является еда. Без чугуна и стали, микросхем и автомобилей, медицины и науки прожить некоторое время можно (недолго). А вот без еды обществу выжить невозможно совсем. Еду офисные хомячки получают только потому, что её производители по всему миру неизвестно с чего полагают, что хомячков нужно кормить, что их существование важно для производителей. стоит им в сём усомниться и перестать продавать еду за печатаемые фантики, как все офисные хомяки сдохнут с голоду или взбунтуются (прежде чем сдохнуть).

    Разумеется, сама эффективность производства продовольствия возросла многократно с патриархальных времён. В основном за счёт внедрения новых технологий, постройки науки и промышленности, производящих эти технологии — трактора, удобрения, сорта. Но опыт 20летней деиндустриализации показывает, что накопленных за индустриальный период техники и технологий пока хватает, чтобы уровень эффективности производства еды не падал (или падал не таким стремительным домкратом). Но стоит прекратиться производству еды, как никаких стратегических запасов не хватит ни на какое приемлемое время, чтобы успеть его возобновить. Это я насчёт ядерной зимы говорю.

    Пост-индустриальная надстройка над промышленной цивилизацией, ныне пытающая захватить главенство, после переворота окажется в той же ситуации, что и большевики в 1917. Они могут сколько угодно измышлять программ, шлягеров и бухгалтерских документовю. С потерей СВЯЗИ информации с реальностью они уже не будут нужны производителям продовольствия или даже производителям сельхозмашин.

    3. Пост-индустриальная революция только тогда сможет рассчитывать на вероятный успех, когда научится извлекать еду непосредственно из того, что она делает. Например, если бы в Европе ХХ века научились бы синтезировать полноценную еду промышленным способом (а такие попытки делались) и полностью отказаться от ведения сельского хозяйства кроме как для развлечения, то это бы стало полноценным промышленным переворотом. Индустриальная цивилизация во всей полноте. Полностью независимая ни от каких внешних источников еды.

    Однако, мы знаем, что реальная история пошла иным путём. Вместо весьма дорогостоящего на первых опытных этапах синтеза еды (биотехнологически, например) жадные буржуины тупо поработили иные страны, заставив их кормить себя. Не будь у них такого дешёвого способа обеспечивать себя едой, то научились бы выращивать биомассу и разводить форель промышленным способом, не трогая иных стран. И процесс бы со временем подешевел.

    4. Индустриальная сталинская революция осуществлялась за счёт союза зачатков пролетариата с крестьянством. Одномоментно была переведена в производственно-экономическую плоскость социальная общинность и начато опережающее строительство основы основ индустриальной экономики — тяжёлой индустрии: металлургии и машиностроения. Делать индустрию вначале надстройкой (лёгкая пр. и с/х машиностроение), а потом ёё развивать до полноценного базиса, как предлагал Бухарин, не было ни времени, ни необходимости.

    Индустриальная эволюция же в Европе длилась веками и стоила неимократного числа жертв. Сталин с соратники смог рывком перепрыгнуть индустриальный барьер за счёт опережающего развития уже новых, пост-индустриальных элементов жизнеустройства: науки и техники. Все и всяческие учёные, вплоть до откровенных шарлатанов, все высокообразованные люди, хоть что-то умеющие придумывать и реализовывать, были задействованы на этот проект. Широкий охват ликбезом (кружки ликвидации безграмотности), школами рабочей молодёжи, рабфаком (рабочий факультет) всего населения страны, а особенно занятых в промышленности, создал высоконасыщенную образованную среду с высоким вычислительным потенциалом. Именно этим, а не пугалом Лубянки и Колымы обусловлен небывалый рост советской экономики.

    5. Пост-индустриальная революция ближайшего времени может также пойти двумя путями. Либо будет на полную катушку использован интеллектуальный потенциал пост-индустриальной надстройки для порабощения исторически отставших индустриальных стран, либо с опорой на собственные внутренние ресурсы страна совершит некую пост-индустриализацию с «пост-коллективизацией».

    В чём может заключаться пост-индустриализация?

* Во-первых, в резком поднятии образовательного уровня населения в новых ликбезах и рабфаках. В 1980х годах такое намечалось в виде всеобщей компьютерной грамотности, но до конца доведено не было. Потому что за ликбезом следует рабфак, а это означало бы массовое распространение концептуальных знаний и крах правящей номенклатуры.

* Во-вторых, в структурной реорганизации промышленных производств, по аналогии с обобщетвлением хозяев-единоличников — образование крупных самодостаточных агломератов, производящих любой продукт (товар, изделие) из ряда заданных из простого подножного грунта. Разумеется, с учётом специфики — оргсинтез, металлоизделия, биосинтез и т.п.

* В-третьих, в реорганизации существующих и строительстве новых пост-индустриальных производств (производящих знание). НИИ и КБ, веб-студий и дизайн-бутиков. Одна (не самая основная) часть этих производств будет обслуживать промагломераты чертежами и технологиями, другая (большая) будет непосредственно обслуживать население. Не забудем также и про Армию.

    6. Армия старого индустриального типа утратит своё значение. Воевать в поле с винтовкой наперевес или даже в танке против пост-индустриальной армии — всё равно что переть с пиками наголо сомкнутым строем на пулемёты. И дело тут не только и не столько в новых технологических новинках вооружений. Пост-индустриальная армия в первую очередь стремится не подавить и уничтожить противника, а переиграть. Переиграть таким образом, чтобы противник сам себя уничтожил или рассыпался в ничто.

    Пост-индустриальные элементы в армии существуют уже давно. Это разведка, связь и штабная работа. Те армии, у кого лучше разведка, надёжнее связь и быстрее и замысловатее работает штаб, всегда выигрывали войны сколь угодно малым числом.

(to be continued…)
суровый

(no subject)

Originally posted by lex_kravetski at

Самое лучшее доказательство неизбежности коммунизма

Я много раз слышал, будто коммунизм утопичен. Много с этим спорил, доказывал. Однако некоторое время назад вдруг понял: смена формаций, классовая борьба — это всё вторично. Самое лучшее доказательство — иное. И состоит оно в том, что… коммунизм утопичен.</p>

Это не бага, это — фича. Самая главная и основная черта коммунизма.


Утопия, вообще говоря, это что такое? Это осмысленная, осознанная мечта человечества об идеальном обществе. Она выражалась в самых разных формах, авторы строили самые разные модели идеального общества, однако эти общества все обладали одной неизменной чертой: они могли быть если не конечной точкой развития человечества, то тем, к чему имеет смысл стремиться, как к светлому будущему. Можно ли дойти при этом — вопрос второй. Главное, что каждый шаг — шаг на пути к свету.


Частная утопичная идея имеет свою утопию. Своё идеальное и стабильное окончательное состояние. Причём, весьма вероятно, отнесённое в бесконечность на оси времени — то есть, такое, к которому прийти вообще нельзя в обозримом будущем, но, тем не менее, можно помыслить себе то, что будет в конце этого пути. И это будет по внутренним ощущениям если не идеалом, то чем-то вроде. И к этому идеалу, что характерно, людей в регулярном порядке тянет.


Все утопии характеризуются именно этим: каждый человек в той или иной степени хочет их воплощения на бренной Земле. Не все верят в возможность оного воплощения, но все хотят. Не в каждой авторской детали, но в чём-то главном: чтобы человек человеку не волк, чтобы чувствовать сопричастность, чтобы жизнь наполнить смыслом, чтобы обрести не сиюминутную, но глобальную цель. Детали разнятся, но нечто общее везде присутствует. Все утопии в той или иной степени похожи и это их общее место наверно и составляет самую суть коммунизма.


Частные нюансы описания утопий можно считать элементом поиска этого общего. Они общее не всегда описывают в полном и окончательном виде, но по мере сил к нему приближают. И предлагаемые промежуточные реализации опять же ведут к желаемому, пусть не до конца ещё понятому финальному состоянию.


Коммунизм, очевидно, является разновидностью этого идеала. Всечеловеческое братство, снятие всех противоречий, не к этому ли стремятся люди? Даже критики в большинстве своём признают, что коммунизм (не тот, который ошибочно употребляют в отношении СССР послереволюционных времён, а тот, где живёт Алиса Селезнёва) — прекрасная идея. Но, добавляют они, несбыточная. Мы, дескать, были бы рады, но, увы. Человека не изменить. Поэтому будет капитализм — даже при всём его несовершенстве.


Однако возможна ли капиталистическая утопия? Видели мы хоть раз её описание? О нет, фигурирующее в книгах светлое будущее всегда является той или иной разновидностью коммунизма. Капитализм же видится только в виде антиутопии. Мрачных киберпанковских казематов, гиперболизацией расслоения и прочих ужасов ядерной войны. Любой же гипотетический капитализм, где прогресс достиг своей финальной точки, мгновенно обращается сознанием в коммунизм. Технологии позволили дать каждому всё желаемое? Отлично, зачем нам теперь деньги? Зачем нам класс капиталистов — если и так всего на всех хватает? Точнее, чем такой капиталист отличается от простого труженника? Властью? Окей, добро пожаловать в киберпанк. В антиутопию. Только в ней нынче не ради денег, а ради власти… Капитализм не имеет утопии и, таким образом, не имеет конечной цели. Его, скажем так, некуда менять.


Многие скажут, ну нет утопии, чего такого? Где гарантия, что из-за этого капитализм исчезнет, а коммунизм будет построен? А гарантия вот где.


Мысль об утопии людям, как мы знаем, присуща. Пусть даже не всем, пусть даже единицам. Но эти люди появляются во все времена. И одержимые мыслью о будущем, они жертвуют частью настоящего, что даёт им стратегическое преимущество над противоположным лагерем, который живёт настоящим и только им. Утописты раз за разом толкают всех остальных в сторону ими чаемого. И остальные не могут этому сопротивляться, поскольку откатить изменения назад — это вам уже не о сегодняшнем дне думать, тут стратегическая воля нужна, свой утопический вектор. Но капиталистическая утопия невозможна, вектора нет. Поэтому одержимому утопией условному Ленину неизменно будет противостоять условный Николай Второй. Живущий сегодняшним днём и коротающий этот сегодняшний день в стрельбе по воронам, не смотря на то, что история наделила его императорской властью. Исход противостояния очевиден. Любой наперёд заданный рубеж на пути к утопии поэтому будет взят.


Помешать этому можно лишь устранив человечество. Даже контроль над разумом не решит эту проблему, ибо он в этом случае должен быть тотальным, ведь и среди элиты, сохранившей право на свободу мысли, будут встречаться утописты. Тотальный же контроль над всеми и каждым непонятно кто будет осуществлять.


А раз любой рубеж будет взят, то это значит, что последовательность состояний человечества стремится к утопии, к некоторой форме коммунизма, в том смысле, в котором математические последовательности могут стремиться к своему пределу. Этот несбыточный «предел» может быть недостижим, как недостижима бесконечность на множестве действительных чисел, но последовательность таки к нему сходится.


Поскольку же в идее коммунизма нет ничего внутренне противоречивого, то это значит, предел на самом деле достижим. И он рано или поздно будет достигнут.


Светлое будущее неизбежно.


Счастье для всех даром и пусть никто не уйдёт обиженный.(с)